Мир глазами животных: как они видят окружающие объекты

Изображение
Среда, 27 Мая 2020 21:38
[/i] Фото из открытых источников
Несомненно, многим интересно знать, как видят окружающий мир животные.  Благодаря тому, что зрение у живых существ значительно отличаются в зависимости от вида, значит и воспринимают картинку они по разному. Вот как видят действительность некоторые из них.

Кошка. Ее мир достаточно красочный, так как все окрашено в зелёные, серые и голубые тона. Хуже всего она видит лиловый и желтый. Легко осваивается в темноте, несмотря на то, что все объекты у нее немного размыты.

Змея. Глаза все время покрываются оболочкой, поэтому змея все видит нечетко. При этом она обладает уникальной способностью улавливать инфракрасное излучение. Благодаря этому во время охоты змея легко находит свою добычу.

Собака. Не способна отличить разницу между желто-зеленым и оранжево-красным, из-за того, что не воспринимает эти оттенки. Синие цвета она видит белыми, но различает всю гамму серого. Может легко ориентироваться ночью за счет острого зрения.

Воробей. В его г…

Почему Европа не справляется с коронавирусом

Почему Европа не справляется с коронавирусом

Несколько лет назад довелось лечиться в Европе. И, соответственно, близко познакомиться с тамошней медициной. В свете этого знакомства понятно, почему эпидемия коронавируса стала для европейских стран невиданным доселе испытанием, а местные медики сравнивают её с войной.
Всё дело в том, что система организации государственной и частной медицины в развитых европейских странах (не говоря уже об иных) не предназначена для того, чтобы противостоять эпидемиям. Бесплатная (государственная) составляющая – это, как правило, долгие очереди к профильным специалистам и время ожидания (от нескольких недель до нескольких месяцев) на операции. Конечно, практически все проблемы решаются либо частной страховкой, либо просто за деньги, но и со страховкой есть свои нюансы.
Однако у частных страховых компаний есть свои условия, не всегда выполнимые. «Мы в Германии ждали 4 часа с температурой 40,7. Отправили домой с ибупрофеном»; «Врача вызвать на дом тут нельзя… Просто нет такого механизма. Как бы ты себя плохо ни чувствовал – собирай манатки, вызывай такси и езжай в поликлинику/больницу»; «Конечно, есть частные врачи. Их можно и домой вызвать, 100 евро за сам вызов и 75 евро в час. Это терапевты, просто послушать и порекомендовать ибупрофен»; «Для английского врача сопли (на протяжении 4 месяцев) это не болезнь, а для российского это очень даже ринит, который перешёл в отит, как оказалось, по результатам анализов».
Количество таких историй бесконечно. Как и других, когда не экономили на страховке, и всё сложилось удачно. Если, конечно, нет тяжёлой «хроники», которую частники в число страховых случаев включать не хотят. Есть и истории третьего рода – за деньги, если их достаточное количество, тогда всё преотлично. «Одна срочная операция может стоить 30-40 тысяч евро». «Помню свой первый визит к итальянскому семейному врачу. Я уже была беременна и шла к врачу с определенными «требованиями». А получила – врач без халата, но с добродушной улыбкой, угостил конфетами, расспросил о здоровье всех домочадцев, померял давление и ВСЁ. Когда я начала «выдвигать» свои идеи-требования, он взялся за калькулятор и начал подсчитывать, сколько мне это будет стоить, и наша беседа стала похожа на беседу двух бухгалтеров».

Итальянские медсёстры в отчаянии. Фото AFP/PAOLO MIRANDA
Уровень оказания медицинской помощи в Европе в «мирное время», без форс-мажора в виде эпидемий, действительно высок. Например, по рейтингу Bloomberg 2019 года, Испания занимала первое место в мире по уровню здравоохранения, за ней следовала Италия. Аналитика Bloomberg основывалась на данных ВОЗ и Всемирного банка. К слову, Россия располагалась на 95-й строчке, ниже Украины (93). Сейчас, после встряски коронавирусом, конечно, ясно, что и данные ВОЗ, и аналитика Bloomberg гроша ломаного не стоят. Они не учитывают готовности национальных систем здравоохранения стран к экстремальным условиям, когда в госпитализации одновременно нуждаются тысячи граждан и тысячи же – в спасении жизни. Здесь уже не работают ни государственные подходы, когда приёма специалиста нужно ожидать, ни частные, когда затраты на обследования и лечение покрывают страховка или большие деньги.

Временная больница в Брешиа, Италия. Врачи не справляются с наплывом пациентов. Фото REUTERS/FLAVIO LO SCALZO
Десятки тысяч заражённых коронавирусом и тысячи нуждающихся в реанимационных мероприятиях положили «рейтинговую» медицину Италии, Испании и ряда других европейских стран на обе лопатки, поскольку по природе своей эта медицина не рассчитана на войну, пусть даже с вирусом. «Важно было в самом начале не дать вирусу выйти на оперативные просторы и адаптироваться к человеческой популяции. Ситуацию с SARS (тяжёлым острым респираторным синдромом) – ближайшим родственником нового коронавируса – в 2002-2003 гг. удалось взять под контроль, и не только в КНР, но и во всем мире. То есть завозные случаи не имели таких масштабных эпидемических продолжений, чтобы вирус мог адаптироваться к человеческой популяции. Но то, что демонстрируют нам сегодня США и Евросоюз, это XVIII век. Это связано с особенностями организации здравоохранения там, в том числе противоэпидемическими мероприятиями», – сказал в интервью РИА «Новости» один из ведущих вирусологов России Михаил Щелканов.
Действительно, власти Италии ввели режим принудительной изоляции слишком поздно, когда счёт заражённых коронавирусом перевалил за отметку в 7000. О каком противодействии эпидемии можно было к этому моменту вести речь? Сегодня, как это ни печально, Италия и Испания фигурируют на первых строках в иных рейтингах – распространения COVID-19 в Европе, причём и по показателю летальности также: 11% (около 11000 смертей) и 8,4% (более 6600 умерших), в критическом состоянии находятся примерно 3800 и 4000 заболевших в Италии и Испании. То есть тысячам людей одновременно требуются усилия медиков, зачастую – реанимационные мероприятия.

Статистика случаев заражения коронавирусом в Европе. Источник: coronavirus-monitor.ru
Европейская клиника, где мне довелось лечиться, не предусматривала отделения реанимации: если больным вдруг становилось плохо, их за непродолжительное время приводили в чувство в отдельном помещении, где располагались несколько мест для проведения интенсивной терапии – буквально 4-5. При этом все внутривенные манипуляции может делать только медицинский персонал определённой квалификации, простым медсёстрам, получившим азы образования после школы, это запрещено; они могут лишь следить за капельницами, клеить пластыри, раздавать таблетки и утешать пациентов. А ещё звать врачей и квалифицированных медсестёр в случае надобности. При этом если вдруг у человека зашалило сердце или другой орган, то дежурный врач вызывает узкого специалиста, а тот уже даёт рекомендации по лечению. Система отлично работает в неспешном режиме, пока в аппаратах ИВЛ не нуждаются одновременно тысячи человек и у тысяч же не обостряются уже существующие у них хронические болезни. А когда всё это происходит, Европа не может адекватно реагировать на эпидемические вызовы: ни медицина к ним не готова, ни власти, ни общество, привыкшее к многочисленным свободам.
Вот и выходит, что Bloomberg Global Health Index, определивший в 2019 году Испанию на первое место, а Россию – на 95-е в 2020-м, воспринимается как насмешка над реальностью. В реальности же страна-лидер рейтинга потеряла за последние сутки 800 человек в больнице La Paz, состоящей из 17 зданий; в очередях на приём к докторам умирают люди, не дождавшись госпитализации (по иронии судьбы об этом пишет всё то же агентство Bloomberg), врачи не успевают осматривать всех заражённых коронавирусом, а в моргах не осталось места – тела хранятся на городском катке.

Интенсивная терапия в клинике La Paz, Испания
При этом в Европе каждая страна спасает себя сама – так называемая европейская солидарность оказалась на поверку симулякром, точно так же и у НАТО не нашлось достаточных возможностей для ведения войны с эпидемией. Добавим к этому, что США с 14 марта закрыли въезд европейцам из 26 стран Шенгенской зоны, причём решение это было односторонним, без каких-либо консультаций с наднациональными органами власти ЕС. Главы Еврокомиссии и Евросовета осуждающе пискнули о том, что «коронавирус – это глобальный кризис, не ограниченный каким-либо континентом», но Трамп обвинил ЕС в том, что там не слишком эффективно борются с инфекцией, а «в результате приезжающие из Европы создали в США большое количество новых очагов». Действительно, Штаты сегодня занимают первое место в мире по количеству заражённых коронавирусом, но при этом развитие ситуации за океаном разительно отличается от итальянской и испанской, а также французской, британской и нидерландской (смертность на уровне 6%) – показатель летальности здесь на уровне 1,8%.
Тревогу забила и Германия (четвёртая экономика мира), где до сей поры успешно справлялись с коронавирусом: здесь проводится массовое тестирование, введён жёсткий карантин; уровень смертности примерно 1%, но в критическом состоянии находятся более 1500 больных и уже слышны мрачные прогнозы «итальянского сценария» в ФРГ. «Мы не можем исключать того, что у нас здесь пациентов будет больше, чем мест для искусственной вентиляции легких», – заявил руководитель германского института вирусологии имени Роберта Коха Лотар Вилер.
Горький европейский опыт борьбы с коронавирусом показал вовсе не его «смертоносность», а неспособность стран Европы противостоять массовым заболеваниям даже при относительно невысокой их летальности. Вирус взрывает медицину, запоздалые карантинные меры – экономику, а резкий рост смертности усиливает панические настроения в обществе.
Заглавное фото: временная больница в Брешиа, Италия. Врачи не справляются с наплывом пациентов. Фото REUTERS/Flavio Lo Scalzo

ФСК

Источник

Комментарии

Популярные сообщения из этого блога

Мир глазами животных: как они видят окружающие объекты

Четыре варианта для Молотова без Риббентропа: была ли альтернатива договору о ненападении между СССР и Германией?

Геннадий Давыдько: В интернет нужно пускать по отпечаткам пальцев

Потускневшее обаяние Запада

В ВОЗ заявили, что мир пока находится в середине первой волны пандемии